Школа Нитей судьбы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Школа Нитей судьбы » Комнаты учителей » Ремудо Рэйн + Abigel M. Ross.


Ремудо Рэйн + Abigel M. Ross.

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://www.salon.ru/images/gurnal/875//db_115209.jpg

0

2

День. Яркое солнце даже сквозь жалюзи озаряло светом всю комнату. Очень светло, просторно, спокойно.
Ему нравились такие помещения, и пришлось долго в своё время выбирать и обустраивать помещение, чтобы была возможность здесь чувствовать себя как дома.
По ночам Ремудо по обыкновению не спал. Стоило закрыть глаза и было ощущение, что вокруг сгущаются тени. Будто что то обхватывало его горло костлявыми холодными пальцами и начинало душить. Снотворные не помогали, успокоительные тоже. Но зато чуть неба касался рассвет, Рэйн тут же засыпал.
Именно поэтому по обыкновению, он просыпался только в разгаре дня. Такой режим уже давно вошёл для него в привычку и ничуть не напрягал, в отличие от остальных.
Проснувшись, мужчина сполз с кровати и фактически на ощупь добрался до ванной.
Понадобилось около получаса, чтобы, стоя под прохладными струями воды, хоть как то придти в себя.
По возвращении в комнату, Ремудо кое-как натянул на себя то, что первым делом попалось на глаза и тут же, устроившись на кровати, закурил крепкую сигарету.
Крепкий дым приятно обжигал лёгкие и дурманил голову. Голова начинала чуть кружиться, а взгляд не на долго расфокусировался.
В ответ на никотиновую атаку в желудке предательски заурчало.
Достаточно было взгляда на часы, чтобы убедиться, что Рем ещё может претендовать на свою тарелку супа в столовой. Это радовало.
Докурив, мужчина затушил сигарету в перельнице на прикроватном столике и опустился на колени перед распятьем на стене. Сложив ладони лодочкой, он прикрыл глаза и чуть склонив голову, стал читать молитву, шевеля одними губами и не произнося ни слова вслух.
Это заняло так же минут 10, после чего была закурена новая сигарета.

0

3

[Драже]

Легкий шаг, ты чуть улыбался. Тик-так. Тик-так. Отбивали внутренние часы. Давно надо было встать, но ты так любил спать. Усмехнувшись и сделав, еще несколько шагов ты замираешь. Перед его комнатой. Вздыхаешь и, прикрыв глаза, на ощупь, входишь. Тишина встречает тебя. Ты испуганно вздрагиваешь, но ничего не произносишь вслух. Только глаза выдают твой страх. Передергивание плечами. Как всегда. Ты видишь его и чуть улыбаешься. Он молится. Это всегда восхищало тебя в нем. Мягкая улыбка скользит по губам. Ты не нарушаешь эту тишину. Как всегда. Глубокий вздох. И тихие слова, когда она закончил.
- День уже… ты вновь, как всегда, по привычке, спишь. В столовой такое представление было. Закачаешься. Ты спишь. Ну, что мне с тобой делать, Remudo?
Голос хоть и насмешлив, но в нем проскальзывают теплые нотки. Немногие знали, что ты уже привык к такому режиму. К его. Еще сильней усмехнувшись, ты проходишь в комнату и резко выхватываешь сигарету. В глазах легкий смех, как утренний бриз. Ты улыбаешься. Почти детски. Тихий смех. И ты тушишь его сигарету. И грозно смотришь. Как злая учительница, готовая отчитать нерадивых учеников. Вдох. Выдох. И ты начинаешь свою триаду. Насмешливо. Как всегда.
- Ну, сколько раз говорить мне, что курение вредит твоему здоровью. А нет, все, как горох об стенку. Что мне делать? А?
Ты делаешь два шага вперед. Грозно. Хорошо хоть, не шипишь. Но никто не заметит, что в голосе больше смеха, чем гнева. Ты любишь подшучивать. Любить отчитывать. Такова твоя сущность. Ты же священник. Посланник божий. Усмешка. Своим мыслям. И потом поправление челки. Она все время закрывает глаза. Ты смешно морщишь нос, а потом все-таки, уже серьезно, продолжаешь. Не это тебя сегодня волнует.
- Выбрось. Не люблю сигареты. Хорошо? Так-с, хотя не за этим сюда пришел… А за другим. Мне стало скучно…
Вновь совсем тихо, как несколько минут назад. На губах улыбка. Но в глазах спокойствие. Ты просто так не ходишь, но молчишь. Может тебя что-то беспокоит? Может ты что-то вспомнил? Но ты только улыбаешься, совсем чуть-чуть. Как всегда. И ждешь. Его ответов.
Тихо. Тихо. Тик-так. Тик-так.
Спокойствие на душе сменяется каким-то странным ощущением. Ты стоишь. Чуть улыбаясь. И теребишь цепочку на шее.

0

4

Заметить незваного, но всегда жданого гостя удалось лишь когда Ремудо уже воссел на кровати, делая очередную затяжку.
Конечно, он был рад видеть свою марионетку, поэтому чуть улыбнулся, так и не выпуская сигарету изо рта и кивнул.
Пожатие плечами в ответ на озвученный вопрос и взять сигарету в пальцы, дабы ответить.
- Моё утро по обыкновению начинается с твоих нравоучений. - буднично сказать и склонить голову набок, наблюдая мутными глазами за блондином.
- Делать.... - как то растягивая слово, будто бы пробуя его на вкус или вспоминая его значиние.
- Ты мог бы составить мне компанию в столовой, так как я, признаться, ужасно голодный. - "Хочешь хавать? Не пались" - вспоминалась поговорка, как нельзя актуальная на данный момент. Ночью Рему удалось пригубить хороший косяк и сейчас организм требовал как можно больше каллорий. Он готов был слопать целый тортик, не брезгуя мокать в него куриную жирную ножку или кусок сала.
Размышляя таким образом о желанных кулинарных изысках, Рэйну не удалось уследить, каким именно образом из его пальцев исчезла сигарета, но ответ быстро нашёлся в довольной улыбке его компаньона.
Привычное дело, ничего не скажешь.
Демонстративно вынув из кармана пачку, Ремудо прикурил новую сигарету, спокойным взглядом смеривая марионетку.
- Больше так не делай. Ты же знаешь, что я не брошу. - попросил он, однако надавливая на Абигеля силами кукловода. Сколько же пачек сигарет загубил этот блондин - сложно было сощитать. Но это никогда не вызывало раздражиния в Рэйне. Казалось, Абигель вообще не способен был вызвать его раздражения, собственно как и все остальные. Ремудо было просто всё равно.
- Так что произошло в столовой? - с очередной затяжкой, он поднялся на ноги и подойдя к Абигелю почти вплотную, провёл пальцами по шраму вроль ключицы, где некогда красовалась его метка. Абигель никогда не рассказывал подробностей, как это произошло, а Ремудо не собирался спрашивать. Было между ними такое табу - никогда не спрашивать о том, что не желает рассказать другой сам. На полминуты его взгляд замер на шраме, а лицо перестало вырадать какие-либо эмоции. Мыслей тоже не было.
А затем он резко развернулся и затушив сигарету, подошёл к двери.
- По дороге расскажи. - с этими словами, он вышел из комнаты, намереваясь отправиться в столовую.

Но тут раздался телефонный звонок. Рем порыскал в карманах и достал телефон, тут же прикладывая его к уху, но ничего не говоря и просто ожидая, пока с ним заговорят.
- Хорошо. - прослушав разговор, он положил трубку. и повернулся к своей марионетке.
- Меня срочно вызывают. Одному из преподавателей нужна помощь. - как то отстранённо проговорил врач и со вздохом вернулся в комнату, где нашёл свой довольно увесистый белый саквояж.
- Я тебя найду, когда закончу. - и вышел из комнаты.

» Комната Занто Икари №205

Отредактировано Remudo (2009-08-06 20:31:47)

0

5

ГМ: Медпомощь

На телефон Ремудо Рэйна поступил звонок из медчасти.
Когда мужчина поднял трубку, медсестра сообщила, что требуется медицинская помошь в комнату преподавателя Занто Икари, возможно, что-то серьёзное.
Просьба срочно отправиться по вызову в связи с отсутствием доктора Людовика.

0

6

<<<<Комната Николаса Дэвинсона №214

Покинув комнату Николаса, Ремудо прошёл ещё немного по коридору, пока не оказался у собственной комнаты.
По пути ему никто не встретился, хотя пора бы уже было преподавателям подниматься и идти на завтрак. Да и какая-то поездка вроде как организовывалась.
В общем, это было не важно.
Попав к себе, врач как обычно не закрыл за собой дверь. Это было из серии "А нам некого бояться".
Первым делом мужчина направился в душ. Там он провёл около получаса. Ему нравилось стоять под струями воды, постепенно делая её всё горячее и горячее, пока кожа не начинала краснень под этими ласками.
Выбравшись из ванны, он небрежно обмотал полотенце вокруг бёдер и повалился на кровать, прикуривая сигарету. Благо, пепельница всегда рядом.

0

7

Кейта едва успел устроиться на новом месте и получить распоряжение о практике , как ему на голову, обрушилась приятная неожиданность. Новость способная шокировать, но в  то же время прибавляющая сил и уверенности в завтрашнем дне. Едва ли устраиваясь в школу практикантом он мог надеяться встретить здесь давно потерянного родственника. И хотя брат не хотел его видеть последние пару лет это ничуть не портило настроение младшему Рейну. У него в характере не было заложено внутренних тормозов и парень не мог вовремя остановиться даже когда понимал, что раздражает окружающих.
Он  четко решил, что теперь брат от него не избавится раз его работа заключается в том, чтобы контролировать Кейту, потому парень незамедлительно отправился в его апартаменты, познакомиться с начальством и поделиться светлой новостью.
Счастливо улыбаясь и покачивая головой в такт какой-то мелодии играющей в сознании он добрался до нужной комнаты и остановившись у двери недолго думая позвонил, внутренне трепеща от волнения. Сколько всего он готов был сказать, сколько эмоций обрушить на любимого брата. Одна только мысль работать с ним рука об руку помагать ему приводила парня в дичайший восторг. Ожидая пока ему откроют Кейта привалился спиной к дверному проему и дверь поддалась после чего парень с грохотом  полетел на пол.
«внезапно открыто» подумалось ему пока он поднимался с пола отряхиваясь и оглядывая помещение.
- Рееееем!!! Рем-рем-рем-рем – Заверещал парень едва увидев раскинувшегося на кровати Римудо. Он радостно прихлопнул в ладони и снова оглядел комнату.
- О…а у тебя здесь так светло и уютно. – Протяжно протянул Кейта немного покрутившись на месте, словно комната была огромной .
- Это так замечательно что ты будешь моим учителем! Я таааак давно тебя не видел. Уже прямо-таки забыл как ты выглядиш. Да и вообще как-то ты плохо выглядиш. Скажи, а ты по мне соскучился...ну хоть немного!??! А!? А!? - Бурно жестикулируя руками заговорил сладший не давая возмодности вставить и слова. Даже для такой неугомонной личности как он эту реакцию можно было назвать слишком бурной. По мере того как он нес этот несуразный бред парень приблизился к кровати на которой Лежал его старший брат и закончив резко опустил руки на матрас нависая над ним и широко улыбаясь, после чего оторвал одну руку и мееедленно принялся махать ею из стороны в сторон сам покачиваясь немного в такт.

Отредактировано Keita (2009-09-15 01:56:46)

0

8

Ремудо докурил сигариллу и затушил окурок в пепельнице.  Раскинув широко руки в стороны, он закрыл глаза, намереваясь, наконец-таки погрузиться в сон часов хотя бы на 5.
Ничто не предвещало беды. Но не тут то было.
Только сон начал одолевать врача, как в дверь раздался звонок. О, как же редко им кто-либо пользовался. Всегда все стучали в двери.
Рэйн не собирался реагировать на звонок. Пусть думают что его нет дома. Пусть уходят. Всё потом. После сна.
Но как же так?! В этой школе никогда ничего не бывает так хорошо, как хотелось бы.
Дверь отварилась и непрошенный гость завалился в комнату, растягиваясь на полу. Правда не на долго.
В тот момент, когда Ремудо, приоткрыв глаза, узнал вошедшего, он понял, что бояться всё-таки есть кого и стоит запирать впредь дверь.
Да-да...это был его младший брат. Да, подрос, да, оброс и возмужал, но узнать его труда не составляло. Хотя бы по его мерзкому громкому голосу.
Не сказать что Ремудо ненавидел или недолюбливал Кейту, просто он очень сильно уставал от него. А пару лет назад их дороги просто разошлись.
Но казалось, что за первые двадцать секунд присутствия младшего Рэйна, эти два года без общения были навёрстаны с лихвой.
Врач сдвинул брови и хотел было чуть приподняться на логтях, но над ним нависло это рыжее бедствие.
"Учителем?" - всё негодование в этот момент можно было легко прочитать по глазам кукловода. Но долго это не продлилось. Рем вспомнил, что действительно, недавно приходили бумаги, где говорилось о том, что в этом году на практику будут присланы несколько студентов. Видимо, это был первый нах. Какое же странное стечение обстоятельств. Снова терпеть присутствие этого шумного вечного ребёнка. Нянькой быть Ремудо крайне не нравилось.
Схватив за махающую руку, врач столкнул в сторону младшего и сел в кровати, смотря на того спокойным взглядом.
-Кей...ну здравствуй. - мужчина чуть улыбнулся, положив ладонь брату на голову, дабы хоть как-то зафиксировать на месте. Усидчивости тому всегда не хватало по причине наличия огроменного шила в заднице, которое там ну очень плотно засело и заставляло Кейту являться таким же огроменным шилом в задницах окружающих.
- Я по тебе соскучился.....немного. - сказал, что просили.

0

9

Сразу после долгого и полного чувственных эмоций по поводу воссоединения братьев приветствия Кейта был бесцеремонно отброшен в сторону и иягко но настойчиво придавлен к месту красноречивым жестом. Однако кому как не его брату знать что заставить этот вечный, накаченный морфием по самые уши, двигатель невозможно заставить сидеть на месте ни секунды.
- Ого...правда штоли. - с икринним удивлением проговорил Кейта, однако скорее рассуждая вслух нежели обращаясь к брату. Вопрос в его устах не требовал ответа.
- Выглядиш уставшим и ....каким-то поюзаным - сдавленно усмехнувшись младший заерзал на месте пытаясь устроиться удобнее.
- Поздравляю  - "вы запустили Вия" - теперь я буду тебе во всееем помогать - не сказать, чтобы в словах не было зловещих ноток. В любом случае устами этого парня почти все звучало настораживающе. Кейта вдруг резко обернулся словно что-то увидел, но потом снова повернулся к брату неизменно широко улыбаясь.
- Так что же ?!? С чего мы начнем? Я считаю нашу встречу просто необходиимо отпраздновать. - он покачал пальцем и затем сделал легкий кивок головы в сторону словно покачиваясь на месте.
- Что-то ты не выглядиш счастливым - он потянул руки к лицу Римудо и помог изобразить ему улыбку.

Отредактировано Keita (2009-09-15 02:49:28)

0

10

Ремудо отпустил младшего брата и поднялся с кровати. Если каких-то десять минут назад всё было просто и понятно. Он знал, что придёт к себе и ляжет спать, а потом проснётся, позавтракает и так далее.. То с появлением этого бедствия, мозаика планов рассыпалась на тысячи кусков.
Достав из ящика свободные штаны, врач скинул на подоконник полотенце и влез в них, поворачиваясь корпусом к Кейте.
- Правда. Давно не виделись. Мать говорила, что ты переехал и долго не давал о себе знать. - Уже более живо начал Рэйн. Его общее унылое состояние всегда несколько разбавлялось в присутствии младшего брата. Это объяснялось тем, что в детстве именно ему приходилось развлекать ребёнка. Вот и спустя столько времени, это не изменилось. Всё же от старых привычек не так просто избавиться.
Кукловод прошёл обратно к кровати и взяв Кея за запястье, дёрнул на себя, заставляя подняться на ноги и поволок к двери, где его и поставил.
- Ты начнёшь с ознакомления со школой, разбором чемоданов. Я сейчас ложусь спать. - с этими словами, Ремудо вернулся в кровать и забравшись под одеяло, повернулся спиной к младшему, давая понять что спорить с ним бесполезно.

0

11

- Вау... - после недолгой паузы тихо отозвался парень в ответ на "признание" о том, что брат не только помнил о его существовании, но и интересовался или прислушивался к тому, что с ним происходило. Впрочем даже родная мать не пыталась выйснить чем занимается Кейта, что и говорить о Ремудо. В том, чтобы начать самостоятельную жизь не было проблем, скорее это стало вынужденной мерой. Мать по мнению Кея всегда была слишком занята для него. Поначалу старшим сыном, а потом устройством своей личной жизни пока для этого ещё не стало слишком поздно. Но он восхичался ею как сильной женщиной и никогда не судил её поступков.
Не слишком интересуясь перемещениями Рэма по комнате парень не заметил, как тот вернулся к кровати. Реским рывком его подняли на ноги и словно маленького, провинившевося ребенка потащили к двери (в угол). Что-то вяло протестующе буркнув Кей, спотыкаясь, усилиями брата доволочился до порога, где был оставлен в гордом одиночестве. Проводив взгядом спину своего будующего наставника Кейта устало вздохнул и развернувшись повернул дверную ручку.
- неприятных снов - пожелал он на прощание брату мурлыкающим голосом и прикрыл за собой дверь.

>>столовая

Отредактировано Keita (2009-09-22 00:16:44)

0

12

Коридоры

Он словно проснулся, хотя такое настроения азарника присутствовало уже с пробуждения, но сейчас так хотелось увидеть сонную мордашку напарника, при этом весело и бодро улыбаться ему в ответ.
Кайн прекрасно знал, что это наврятли выведет Ремудо из себя, как если бы это был кто другой, но был какой-то спортивный интерес довести эту глыбу. Он никогда так не издевался не над кем, не получая за это втыка, наезда или ответного сарказма.
Хотя нет, сарказм был, но не настолько обидный, как если бы от других.
Кайн быстро приблизился к двери партнера, и тихо постучал, уже улыбаясь  в ожидании замученной мордахи в открытой двери.
Минута, а никаких звуков не последовало. Тонкая бровь рыжего, приподнялась, и рука  снова вознеслась, дабы постучать. Лисий взгляд  моментально уловил небольшую щелочку в двери, и не став стучатся, он дернул ручку.
Как же безрассудно со стороны Рея не запирать за собой дверь, хотя, что греха таить, он сам такой.
« Интересно это у всех врачей плохая привычка?»
Промелькнула мысль, когда огненная голова просочилась в комнату. Там было светло но тихо, а на кровати грузом лежало тело.
Тихо, почти не слышно, кошачьей походкой приближаясь к кровати, уже убедившись, что в комнате кроме них никого нету. Склоняясь над спящим, смотря на его спящую мордашку, и заулыбался умиленно.
« Ты бы себя видел.. айсберг»- рассмеялся про себя, облизнув губы и решив дождатся пробуждения, прошел к окну. Руки сами нащупали в кармане  прихваченную пачку сигарет, и внутри снова  отдернул голос.
« Ты должен это отдать.. да, да, да!»
Вздохнув, пальцами оттягивая жалюзи, что бы взглянуть на улицу. В голову опять ударили мысли о плане и проблемах, и Кайн задумчиво начал кусать губу. Решения было и даже несколько, но слишком большие цены за все, а  третьего не дано.
В такой тишине он простоял пол часа, ожидая пробуждения Рея, хотя сам не понимал, зачем ему это. Они не были друзьями слишком близкими, скорее играли роли партнеров, но это облегчало занудные дни работы в этих стенах.
Взглянув на спину Спящего, вдруг осенила  странно азартная мысль. Уж кто-кто, а старый Людовик  не откажется от порции шуток и приставаний.
Он быстро  приблизился к кровати, забираясь на нее с краю, склоняясь над ухом губами, тихо и с нотками нежности замурлыкал.
-Мяу!..
Да, да это он умел очень хорошо. Кошачий характер и повадки говорили о себе. Парадируя  голодного, просящего и занудного кота, которому надоело лицезреть спящего хозяина и вот он решил сказать свое слово. Сложив руки на спящем, без остановки мяукая над ухом, при этом с такой невинной мордашкой и глазами, что злится на него, ну просто  было невозможно..
-мяу.. мяу..

0

13

Голос младшего брата с пожеланиями приятных снов были услышаны уже гже-то сквозь дрёму. Усталось навалилась моментально, накрывая словно снежная лавина. В конце-концов Ремудо тоже человек, а не робот. Долгое время без сна совсем не шло ему на пользу, особенно учитывая специфический режим и образ жизни.
Снов не было, а жаль. Он просто провалился в темноту, не замечая течения времени.
Спал мужчина, как говорится, как убитый. Если бы рядом раздался пушечный выстрел, едва ли бы это разбудило его, если не подходило время просыпаться. А по статистике, это время наступало около часа-двух дня.
Вот и сейчас из темноты стал раздаваться противный, но явно мужской голос, говорящий ему "мяу". Первое что пришло в голову, до того как Рэйн окончательно проснулся, так это то, что вернулся Кейта и решил дальше его допекать, ан нет. Мелкий хоть и был весьма дурной на голову, но до такого бреда доходил только в самые красочные наркотические приходы. А было бы странно, чтобы он ширнулся, только прибыв в школу.
Нахмурив брови, мужчина повернулся на спину и встретился лицом к лицу с нависающим над ним коллегой. Рыжие патлы неприятно щекотали его лицо, отчего врач уперся ладонью в грудь Людовика и отодвинул его в сторону, тут же садясь в кровати и потирая переносицу.
- Будь у меня кот с таким голосом и нахальством, я бы его утопил.... - хрипло произнёс врач с тяжелым вздохом. В комнате пахло сигаретным дымом. В мозгу моментально щёлкнуло, что надо бы покурить, ведь первая сигарилла самая прекрасная за день - протянув руку, Рэм взял пачку сигарилл с прикроватного столика и достав одну, тут же прикурил.
Его не особо интересовало, какого чёрта в его комнате забыл Кайнэ. В конце-концов, если бы он волновался что его кто-то навещает без спросу, то наверняка бы имел привычку запирать дверь.

0

14

Нахальная, рожа тут же расширилась, когда он заметил движение, еще с большим нахальством мяукая, говоря о своей радости что на него реагируют.
Открывшиеся глаза, сфокусированный взгляд, и руки что отстранили его, да он и не сопротивлялся. Садясь на краю, стараясь не залезать ботинками на постель, с удовлетворенной улыбкой смотря на сонного Рея, но последующие его слова заставили шутливо надуться..
-Живодер.. и не такой уж у меня противный голос..
Тут же рассмеявшись, подсаживаясь ближе, одновременно проследив все движения с сигаретой, давая спокойно затянутся, уже приученный от Казеки, привычкой курить с утра. Дождавшись своего часа, продолжая играть роль домашнего питомца, обнял поясницу Рея, заглядывая ему в глаза, с той же невинной улыбкой и взглядом.
-Мне скучно.. Все уехали, оставив меня без внимания…
Замолчав, стиснув виновато губы, так и говоря, что у него безвыходная ситуация и дядя Рей остался единственный.
- На работе сегодня никого не будет, поэтому мы можем гонять балду..
И тут же немного оживившись и заулыбавшись, коварной и детской улыбкой ангела
-чем займемся?

0

15

Сделав пару глубоких затяжек, Рэйн спокойно наблюдал за Людовиком, что корчил ему рожи, будто маленький ребёнок. Это вызывало небольшое отвращение, но терпимость была у врача в крови.
- Людям свойственно не различать собственный голос. Так что мне лучше знать. - невозмутимо отозвался кукловод и принял снова горизонтальное положение, оставляя сигариллу в зубах и закрывая глаза.
- У меня не было никаких особых планов на сегодня. Возможно, розыщу Абигеля...а так....мне всё равно. - прокомментировал вопрос о занятиях на выходные, ни о чём особо не думая. Так и было. Обычно мужчина проводил свободные дни у себя в комнате. Курил, выпивал, иногда читал. И больше ничего. Компании у него так же не было, так как Абигель по обыкновению проводил воскресные службы и занимался какими-то делами в приходе.
- Ты хочешь чтобы я составил тебе компанию? Я не против. Предлагай

0

16

Снова этот холодный сарказм. Кайн нахмурил брови,, но не стал отвечать на колкости напарника.  Вытянув руки на груди мужчины, когда тот ложился обратно на кровать, не шевельнувшись, приподнимая брови от удивления.
-Нууу вообще-то это я рассчитывал  услышать варианты..
Рассмеявшись, выпрямился, садясь, посмотрев на закрытое окно, но через которое просачивался свет, и ощущая запах табака. Это мало его волновало, даже скорее привычно было, отчего, внутри улеглась буря нервов.
-Не знаю.. но хотелось бы что нибудь встряхивающее, и уносящее мозг, дабы я поменьше думал о проблемах.
Снова замолчал, вновь его понесло на лирику и откровенность, и почему этот человек так и тянет говорить по душам, зная, что его не волнует это все, да и мало он будет тебя слушать..
Линии лица снова приобрели привычную спокойность и холодность, как всегда и от недавнего ребячества не осталось и следа. Перед Ремудо снова  успешный врач Людовик, только теперь его звали Кайн Зайаку.
Минута молчания, и он вновь перевел взгляд на лежащего, слегка улыбнувшись
-Есть варианты? И  кстати я так никогда и не видел твою марионетку.. она такая же холодная ледышка как ты?
И почему он спросил эту тему.. Черт попутал, хотя откуда ему знать, что Абигель больное место Рея. Стоило случайно оскорбить, и не знаешь, что ожидать от этого хладнокровного мужчины.

0

17

Настроение у Людовика менялось координально. Про таких людей говорили "Семь пятниц на неделе". Но для Ремудо это не подходило под категории "хорошо" или "плохо". Это просто принималось как факт. Хотя, признаться, он привык к спокойному общению, а не суетливым собеседникам. Последних качеств  ему с лихвой хватало в брате.
- В данном случае можно подобрать что-то в психотропных препаратах. - спокойно ответил мужчина, делая последнюю затяжку и туша сигариллу в пепельнице, приоткрывая глаза и смотря на Кайне.
- Или...у меня была бутылка мартини. - и правда была. Хотя, Рэйн не любил сладкие подобные напитки, но с прошлой вылазки в город, он так ничего и не прикупил, а это были остатки. Остатки сладки. Вот уж действительно подходящее выражение для данного случая.
Сев в кровати, врач откинул в сторону одеяло и поднялся с кровати. Вот уж кому было плевать на все нормы приличия в данном случае, так это ему. В конце концов его комната. Хочет ходит в одежде, хочет без. А если на то пошло, то Людовика вообще никто не ждал.
Пройдя к шкафу, он выудил из выдвижного ящика джинсы и напялил их прямо на голое тело. Так же поступил с майкой. А затем достал бутылку водки из мини-холодильника и вернулся к кровати, где всё так же восседал Зайяки.
Слова о Абигеле заставили его нахмуриться.
Рему не нравилось, когда имя его марионетки произносил кто-то кроме него. Глупость, но вот как то так. Он взглянул неморгающим взглядом на парня и сжал сильнее горлышко бутылки. Приступ раздражения. Если не принять меры, можно натворить много дел. Кинув бутылку на кровать, он достал чемоданчик с ампулами и сидя прямо на полу, наполнил сприц. С первого раза он попал в вену, не забыв о жгуте на плече. Сделав укол, врач прикрыл глаза. Голова немного кружилась, однако он начинал успокаиваться.
Просидев так около минуты, Рэйн убрал всё в чемодан и вернулся к Кайне. По-хорошему стоило принять ещё таблетки, но я вно не на голодный желудок и когда собираешься пить.
- Возможно, увидишь. Не говори про него при мне. Меня это раздрожает. - спокойно, тихо.
Стаканы были быстро найдены, выпивка разлита.

+1

18

На первое предложение, парень нахмурился, наморщивая нос. Он не очень любил глотать любые таблетки только в крайних случаях, а если его проблемы достанут в конец, возможно и примет для успокоения души. Однако предложение о выпивке как всегда было кстати. Кайн не был заядлым любителем, но после бокальчика возможно здравые мысли придут сами собой. Заулыбавшись он тут же замер, со взглядом исследователя смотря на спину, поясницу ну и то что ниже, отдергивая себя от пошлостей в голове. Усмехнувшись, отводя взгляд обратно на окно, слегка прищурившись от яркого света и поправляя  лямку подтяжки, что свисала с плеча.
Услышав звон бокалов, обернулся, опираясь на одну руку и слегка улыбаясь, не сводя взгляда с подходившего мужчины.
- у тебя есть такая детка, а ты молчал..
Тихо рассмеялся, но тут, же заметил странно напряженный взгляд, направленный в свою сторону. Эта атмосфера угнетения, заставила тело слегка онеметь, одаривая порцией мурашек и потерей речи. Слегка опешив и не понимая, что происходит, проследил падение бутылки на постель, а затем еще и дальнейшую картину. Он не то что бы был в шоке, он был в коме.
С широко распахнутыми глазами ужаса и недоумения следя сверху за процессом вкалывания, а когда рей вернулся, и как ни в чем не бывало, протянул бокал, Кайн не сразу отошел. С минутной задержкой протягивая руку, и беря бокал, и переводя дух, облизнув пересохшие, а возможно и побелевшие губы. Он слышал слова Ремудо по поводу раздражения, смотря в бокал, и не сразу решился поднять взгляд на сидящего рядом человека.
Единственный вопрос,  или даже два, что мучили  его больную голову, это что тот вколол и что он такого сказал?
Успокоившись, Кайн все же слегка ухмыльнулся краем губ.
- И давно ты?- словно не желая произносить это слово «колешься», но давая полный намек на произошедшее.
- Как тебя вообще допустили врачебную практику.. да еще и в школе?
Нет, он не осуждал, просто это все было для него каким-то странным и устрашающим. С его правильной политикой и нравственностью, подобные вещи были другим миром..

0

19

На самом деле Ремудо не задумывался о том, что нужно скрывать, что он колет препараты. Если при применении наркотиков, у него ещё срабатывал некий "стоп кран", то на лекарства это не растространялось. И он даже не предполагал, что выглядит то по сути это одинаково.
Вскинув бровь, он не сразу понял, о чём говорит Людовик, а затем покачал головой и сделал глоток мартини.
- С 19 лет. Это Нейролептик. Мне выписаны психотропные препараты. А то могу и убить, не получив дозу. - на последней фразе, его губы растянулись в довольной улыбке и он эдак недобро посмотрел на собеседника.
Впрочем, это вполне могло сойти за шутку.
- Это не сказывается на трудоспособности, так что не допустить не могли. - и повёл плечами. На самом то деле благодаря исправной, хорошей работе и знакомствам Абигеля, Рэйну и удалось остаться на своём месте.
- Не важно. - и прикрыв глаза, сделал ещё один глоток мартини.
Всё спокойно в датском королевстве. Постепенно злоба отпускала и врач возвращался к своему привычному растительному состоянию.

0

20

…из города вестимо (с)

[Мысли в плену]

Легкие шаги. Как всегда. Каждое утро он идет этими коридорами. Каждое утро поправляет свободно снизпадающие волосы. Каждое утро улыбается. Но на этот раз у мужчины болела голова. Он хмурился и кривил губы. А правая рука судорожно сжималась. А голова все болела. Хотелось ругаться, но с губ ничего не срывалось. Выдержка железная. Он один раз уже кричал. И дорого за это заплатил. Его звали, но он не услышал. Это осознание жгло хуже раны на плече. Марионетка. Что ты себе возомнил? Горькая усмешка. Дурак. Так боящийся остаться один в помещение. Глубокий вдох. И небольшая остановка. Чтобы привести мысли в порядок и нацепить почти веселую маску на лицо. Замереть перед дверью и неловко поднять небольшой кулачок над ней. Мысли метались, как пойманные птицы. Но мужчина отбросил их. Это же уже происходило. Вдох. И легких стук. И почти сразу же дверь распахивается. А на пороге. Он. Abigel M. Ross. Как обычно пристально осматривает. Чуть улыбаясь. Но обычная бледность, сегодня была смыта какой-то серостью. Глаза чуть прищурены. А губы кривятся. Боялся ли он заходить в комнату? Нет. Только увидел новое лицо. Кто это? Мелькает мысль, но она как всегда быстро отбрасывается. Remudo. Привычка. Привычка смотреть только на него. В первые секунды. Еле заметный кивок, и уже тишину неожиданного прихода разрывается громкий и чуть хриплый голос. Ото сна ли?
- Remudo! Да, сколько же раз говорить, что надо проветривать комнату! Я…
С губ срывается кашель. Как же мужчина ненавидел этот запах. Он смешно морщит нос и резко прошагивает через комнату, чтобы открыть окно и вдохнуть свежего воздуха. Но почти так же резко останавливается на месте, кое-что заметив. И это самое кое-что оказалось бутылкой мартини. Где? Ненужная мысль. И она была отброшена Abigel, как второстепенная. Вздох. Выдох. Глаза сверкают ярко и осуждающе. Ну, сколько раз он говорил насчет этого? Хотелось закричать. Сильно. От снедающих мыслей. От горького разочарования, что он не услышал Remudo. От всего, что накопилось с той «забавы». Но только прикушена губа. Он молчит. Больше по привычке. Восстанавливая дыхание. Тут нельзя. Тут гости. Все мысли так быстро мелькают в его голове. Так быстро, что она еще сильней начинает болеть. Но мужчина только отмахивается, и упирает руки в бока, смотря на хозяина и гостя, как на шкодивших щенков.
- И? Господа… Что это значит?
Голос почти тих. А губы улыбались. Мужчина злился. По-настоящему. Да, он не хотел, чтобы Remudo пил эту гадость. Больше по привычке. Когда же он злился на него? Никогда. Ответило сердце. Мягкая улыбка, нет, даже чуть насмешливая и веселая проскальзывает в глубине льдистых глаз. Но его триада была еще не закончена. На это утро. На каждое утро. Это осознание согревает и горечь, и какой-то непонятный страх  его души.
Как хорошо…
Хотелось прошептать. Но только…
- Вы же не дети! Это же школа. Учебное заведение! Учеб-ное! Вам это что-то говорит?
Выгнутая бровь и выжидательный взгляд. Хорошо? Да. Опять кивок. Но уже своим мыслям.
Оправдываем свой статус? Нет, только обычный ритуал. Но кто об этом знает?
Кривая усмешка. И дальнейшее ожидание реакции на его слова. Гостя.

Отредактировано Abigel M. Ross (2009-09-26 03:09:10)

0

21

Признание было конечно шокирующим, до тех пор, пока Ре не сказал, что он колет, лекарства. Это как-то смягчило все натянутое внутри от подобных новостей. Для него, конечно, все это не ново, просто непривычно для начала. Подобная шутка, которая читалась двояка, но после того взгляда и странного поведения, Кайн заподозрил, что это не просто слова.
-Воот оно что.. а я испугался, что у нас в школе стали продавать наркоту
Хитрая усмешка, скрывающаяся за краями бокала, когда парень стал отпивать напиток, не спуская взгляда с Рея.
Это было не в его правах судить этого мужчину, но теперь он понял, отчего тот такой аморфный, и что привлекает  в нем.
Он полная противоположность Кайна, а точнее Людовика. Два ларца, которые до конца еще не раскрыты и свои страхи, боль, отчаянья они оба прячут в себе, но по-разному. Один таблетками и лекарствами, а второй масками шутника.
-Ну слава богу, а то я уже  видел таких, что даже скальпель не могли держать на операции.. страшное дело
Слегка усмехнулся, успев, чокнутся бокалами с Реем, и, отпивая за ним, тут же чуть не подавился.
Неожиданный стук, а затем и появившееся из неоткуда фигура парня, заставила врача слегка закашляется, оборачиваясь на вошедшего. Он даже и слова не дал вставить, мотаясь по комнате, и явно уже хорошо знакомый с привычками Рея.
Кайн вскинул брови, проглатывая порцию алкоголя, что обжег горло  и приятно стал согревать все тело, но концерт явно обещал только начинается.
Он с удивлением посмотрел, как  гость отчитывал сначала Рея, за курение, а затем и их обоих. Посмотрев на бокал в своей руке, когда обратились явно к нему с претензиями, слегка опешив, и ошарашено хлопая глазами, пока не отошел.
-Говорит..
Тихо повторил слова за гостем, тут же поднимая глаза сначала на Рея, а затем и на стоявшего парня, мило заулыбавшись
- Но когда есть повод, отчего же не выпить по бокальчику?- резко посмотрел на Рея, ожидая от него поддержки, с видом: «а что мы такое  сделали?», пожимая плечами- правда Рей?
Однако косой взгляд  все равно косился в сторону беловолосого парнишку, растягивая губы в улыбке. Два провинившихся подростка, он такое испытывал лишь во время учебы в медицинском, и почти по такому же поводу.

0

22

Ремудо спокойно посмотрел на Людовика и хмыкнул, тут же переводя взгляд в стакан с мартини. Желтоватая жидкость переливалась в искусственном свете ламп, которые горели в его комнате даже днём.
Наркотики в школе может быть и не стали продавать, но зачем это, когда в распоряжении врачей есть целая операционная с кучей препаратов, смешав некоторые из которых можно было получить вполне себе наркотик позабористее многих. Или даже в чистом виде. Например тот же морфий, которым активно баловался Кейта.
Но он не стал озвучивать эти свои мысли.
- Думаю, даже если дойдёт до того что я вместо апендицита начну вырезать сердце, я смогу всё поправить. - в данном случае он имел ввиду свои способности, но это было не так важно.
Вдруг на уровне связи что-то потянуло и врач ощутил приближение своей марионетки, правда всего за несколько секунд до стука в дверь. В этот момент лицо кукловода как то оживилось и он повернулся в сторону двери как раз тогда, когда на пороге оказался Абигель.
Поставив на пол стакан, он тут же поднялся на ноги, внимательно смотря на марионетку и уже зная, что сейчас тот точно будет опять ругаться по поводу курения.
Так и произошло.
Как же Рэйн был рад видеть его. Прошло чуть больше суток, а казалось, что вечность.
Кайн начал оправдываться первым. Это было забавно. Ремудо же не чувствовал себя виноватым, стычки по поводу курения и алкоголя происходили у нис со священником регулярно и не приносили никаких результатов.
А сейчас хотелось прикоснуться к своей паре. Настолько сильно, что даже гости не могли этому помешать. Ремудо сделал несколько шагов навстречу блондину и протянув руку, провёл кончиками пальцев по скуле марионетки.
Хотелось большего, но сейчас не время.
Обернувшись к Кайну, Ремудо решил познакомить их с Россом. Даже когда Кайн был Людовиком, им не удавалось пересечься, поэтому это знакомство было первым.
- Кайн, Это Абигель М.Росс. Он моя природная пара. - произнёс врач и перевёл взгляд на Абигеля.
- Абигель, Это Кайне Зайяку. Мой коллега. Врач.

0

23

[Чёрно-белые сны]

Мужчина усмехается. Ну, что с этим делать? Почему-то хотелось кого-то сильно встряхнуть, но кого он не знал. И поэтому сейчас, стоя напротив кровати, Abigel хмурился. Он не любил всего этого. Гостей в комнате кукловода. Алкоголя, шедшего в разрез с его убеждениями. Сигарет, которые просто люто ненавидел. Но сейчас он не хотел об этом думать. Самое главное, что с кукловодом ничего не случилось. Ну, чуть помят ото сна. Но от него как обычно уже пахнет сигаретами и каким-то своим запахам. И этот запах он почувствует хоть где. Хоть на краю мира. Утопично? Но таков его характер. Он не любил притворяться, но люди так не любят видеть правды, что сейчас правый уголок рта чуть приподнимается, как будто понимая предложение незнакомца. Но в глазах читалось совсем другое. Гнев. Легкий, но такой обжигающий. Был ли он ледышкой? Нет. Ибо это противоречило всему его образу. Ухмылка. Такая язвительная, что мелькает мысль « Что же задумала бестия?». Все это можно было провернуть, пока Remudo не подошел к нему. Пока ничего не сказал. Кровать. И… Мужчина фыркает. Тихо, что это кажется ветерок за окном. И…
- Да? Говорит, что-то я не вижу, что вам это что-то говорило. Распивать… Да, постыдились бы Бога!
Сокрушенный вздох. «Ну, что делать с этими детьми?». Говорил весь его образ. В тишине проходят еще несколько минут, пока его скулы не коснулись знакомые пальцы? Обычный ритуал? Нет. Он не понимал, и поэтому сейчас тонкие брови взлетают в удивленном выражении. Он не понимал. Или точнее не хотел? Но тут гости, и поэтому мужчина только улыбается одними губами, улыбкой предназначенной только одному человеку. Remudo. Пропуск последних слов и удивленный взгляд. Его триада не закончена, и даже кукловод не помешает получить свежую порцию нравоучений. И еще шире усмехнувшись, он продолжает.
- Повод, и какой же, позвольте мне узнать, хм… ? Я, конечно, понимаю, что сегодня выходной и всем хочется отдохнуть, но прошу не так! Это глупо. Вы ведете себя, как маленькие…
При последних словах мужчина смешно кривит губы и тихо смеется. Маленькие. Дети. Щенки. Сколько слов, чтобы обозначит одно? Много… Да, слишком много и нет ни одного правильного в этой груде словарного запаха. Опять слышится глубокий и прерывистый вздох. Он совсем забыл. Голова. Рука быстро и сильно сжимают виски, всего на две секунды, но этого достаточно, чтобы вновь прийти в норму и ответить кивком на знакомство с гостем.
Хм, врач?
Что-то настораживало, но это было привычно. Он не любил новых людей, но как говорится, связи всегда нужны. И поэтому… Хмыкнув себе под нос и изобразив надлежащее для данного момента выражение лица, Abigel махает рукой в каком-то неопределенном жесте. То ли хотел пожать руку, то ли еще что-то. Но об этом пусть гадают другие, а не он. Челка опять падает на глаза, но он успевает произнести несколько слов, перед тем как вновь начинает ругаться, на чем свет стоит.
- Приятно познакомится, Kaine. Очень… Ох, Господи…
Резкое движение чтобы отойти и поправить рубашку и челку, и тут же какое-то неопределенное восклицание. Он опять забыл! Тихо рассмеявшись, себе под нос. Тихо попросить.
- Remudo, одолжишь какие-нибудь таблетки от головы… А то моих уже нету. Вчера забыл купить, когда выбирался в город.
И прибавить в глаза чуть больше несчастного выражение, чем требовалось. Он говорил, что любил, когда с ним носились? Так, вот он любит. И поэтому сейчас он вытворяет такое, хотя определенно знает, как воспринимает его кукловод каждое такое известие. Но что делать, если у него есть стойкое желание спровадить нежелательного гостя из комнаты?
Вот, вот.
Любые средства хороши.
И поэтому сейчас нет ни стыда, ни какого-то еще постыдного чувства. Только одно стойкое желание.

0

24

Ремудо словно подменили. Этот взгляд обожания, этот пристальный взгляд на одного человека. Боже как это похоже на них с Рюичи. Просто они не позволяли кому-то увидеть, ощутить эту ауру слияния кроме себя самих. Однако сцена с Реем и его марионеткой очень зачаровывала. Кайн медленно попивал мартини, смотря снизу, с кровати на двоих, слегка улыбаясь.
-мм да просто за встречу…
Наконец оторвался от бокала, с той же ангельской улыбкой  смотря  на блондина. Он чем-то был похож на него, прошлого. Такие же белые волосы, вытянутый овал лица. И снова ностальгия, по прежнему виду, надоело, но делать было не чего, он любил себя именно тем.
-Нууу как врач могу сказать, что бокал для расслабления никому не запрещается
Слегка улыбнулся и только сейчас заметил, что парень очень часто упоминает Господа, да и ведет он себя как-то не так. В голове даже промелькнула мысль, что парень связан с церкви, но тут, же откинул это. Хоть он и католик, и с детства был приучен ходить по воскресным дням на службу, со временем эта привычка отошла, и он как то отстранился от церкви, поэтому этот новый знакомый его, немного напряг.
-Приятно познакомится, а то мне Рей  уже чуть о голову бутылку не разбил, когда я заикнулся о вас.
Тихо рассмеялся, закинув ногу на ногу, и немного откинувшись назад на вытянутой руке, продолжил сидеть. Он сразу заметил эти нотки недоверия, нежелания от куклы. Понятное дело, незнакомый человек, да еще и с его кукловодом, кто хочешь,  начнет ревновать. Даже Лю, увидев кого-то в комнате Рюичи, да еще и с утра, спокойный он бы точно не был. Правда,  пока  за их общую жизнь с кукловодом, в комнате наедине он видел лишь помощника Казеки.
Замолчав, Зайаку стал наблюдать за происходящим, потягивая напиток, уже обдумывая,  стоит ли еще налить? ДА еще не быть отруганным этим праведником? Хотя на мнение других ему было далеко фиолетово, но в голову пришла идея, выудить время и момент, когда Абигель отвернутся или отойдет запить таблетки, он бы быстро налил себе и Рея не обидел бы.
Облизнув губы, он слегка прищурился от последних слов юноши, прикусив задумчиво губу: «Значит и он был в городе во время удара?! Забавна, слава богу, мы с ним раньше не виделись, а то Рю с меня пять шкур снял бы, из-за них»
Вспомнив о Рю, он тот час же вспомнил о проблеме номер один - деньгах.

0

25

Врач спокойно стоял посреди комнаты, засунув руки в карманы и фиксируя взглядом перемещения Абигеля по комнате и движения Зайяку.
Но долго ему стоять не пришлось. Как только марионетка спросил его о таблетках, кукловод покачал головой.
- Если ты постоянно будешь глотать таблетки, лет через 5 тебе даже уколы обезболивающего помогать не будут. - проговорил мужчина и отправился к шкафу, откуда достал весьма вместительную аптечку.
В коробке был полный порядок и таблетки лежали ровными рядами. Недолго порывшись в ней, Рем достал пачку и убрав аптечку на место, поднялся на ноги.
Он прошёлся по комнате и положил таблетки на подоконник, как на видное место, чтобы священник не забыл их затем забрать.
То, что Абигель общался с Кайне раздражало, однако виду Рэйн не подавал.
В этом плане он был слишком эгоистичен и не собирался делить внимание Росса с кем либо ещё.
Тем не менее, он поднял бокал мартини с пола и залпом допив его, так же оставил на подоконнике.

0

26

Кайн еще долго наблюдал, как голубки воркуют, но его это, ни раздражало, ни забавляло. Врач как-то лениво поглядывал на это, снизу с кровати, больше занимая свою голову мыслями бутылки. Это было ему нужно сейчас, как никогда.
Вот он снова потягивает бокал напитка, смакуя горьковатый вкус, который так быстро растворялся на языке, одаривая теплотой и приятным сладковатым привкусом.
Парень поднял немного голову, смотря на потолок, задумчиво облизывая губы и снова припадая к краю бокала.
Со стороны показалось бы наглостью, развалится на чужой кровати, в одежде, сцепив вытянутые ноги вместе, и упираясь согнутыми локтями, так вальяжно игнорировать присутствие других. Однако для самого Кайна - это было вполне нормальным. И так было понятно, что его наглости нет придела, и, по-моему, ее он приобрел  от Рюичи.
Как бы там не было, он игнорировал взгляды беловолосого, кидающего на него презрительный и гневный взгляд, одновременно с этим, понимая что было бы нужно, Рей сам бы намекнул, но тому, по-моему тоже было пофиг. И вот же засада, алкоголь ни фига не помогал.
Он лишь сильнее и сильнее прокручивал все, а  из-за ударившего алкоголя по голове, смягчающий ледяную скульптуру доктора, последний все  сильнее хотелось с кем-то поговорить или просто решить эту задачу. Но выхода было два, и оба не очень устраивали его.
На улице уже темнело, и только тогда Кайн понял, что пора и честь знать. Сколько он выпил трудно сказать, наверное, три бокала, пока смотрел на этих двух, и даже носом не повел, на  поучения «святоши», резко садясь, допив залпом, и как можно уверенней поднялся с кровати, ставя бокал на подоконник, потягиваясь.
-Ладно ребята, у вас хорошо, но дома лучше.
Тихо рассмеялся, поправляя рубашку и ремень подтяжки, немного пьяненько улыбаясь парочке, явно игнорируя Абигеля, переключая все внимание на Рея
- Как я и говорил, сегодня  тишь и благодать, но я не забыл о должке и с тебя все так, же висит завтрак
Улыбаясь и шутя, показал пальцем на Ремудо, сверкая взглядом в  искусственном свете, отступая медленно назад.
Как бы ни шумело в голове, это даже помогало и подбадривающее бросало в пучину приключений. Цокая каблуками по паркету, еле заметной неустойчивой кошачьей походкой пройдя к двери, обернулся, все так же, не меняясь в лице, улыбаясь и явно с ехидной усмешкой и покачиванием пальцев, попрощался с марионеткой
- До встречи,и надеюсь не на столе морга
С сарказмом прошелестел внутренний голос, закрывая за собой дверь спальни напарника..

>> коридоры..

0

27

Как только дверь закрылась за Людовиком, в комнате воцарилась тишина. Такая глубока, что было слышно как стучит стрелка небольших часов на прикроватной тумбочке.
Ремудо понимал, что всё время, пока в комнате был гость, Абигель сдерживал себя, хотя и без слов кукловод чувствовал негодование своей марионетки, так же как недовольство и сердитость.
Стоя у окна, Рэйн смотрел прямо на самое дорогое, что было у него. Наверное, только в такие моменты его взгляд становился по-настоящему живым и ясным.
И не важно, начнёт ли Росс сейчас ругаться, кричать или ещё что. Главное что он просто рядом, и если возможность слышать его голос, видеть его, прикасаться к нему.
Но пока что оба молчали.
Воспользовавшись затянувшейся паузой, Ремудо сделал несколько шагов вперёд, что разделяли их, уже на ходу протягивая правую руку, чтобы аккуратно коснуться подушечками пальцев к скуле священник. В этот момент внутри будто разливалось тепло, приятное, щекочущее чувство.
Ещё полшага и вот уже кукловод стоял вплотную к марионетке, свободной рукой приобнимая его за талию. Врач, прикрыв гляза, с блаженством вдяхал лёгкий аромат тела Абигеля, касаясь кончиком носа его шеи.
Вдруг он вспомнил, что произошло и вздрогнул. Чувствовалось как постепенно его плечи начинали подрагивать всё чаще. Из глаз покатились слёзы и мужчина стал медленно сползать вниз, пока не оказался на коленях перед священником.
Тихий плач превращался рыдания.
- Я....опять это сделал.... - прошептал Рэйн, хватаясь пальцами за ткань штанов Росса, будто это была последняя соломенка.
- Мне...очень жаль.

0

28


[Скорбный бал]

Раз. Два. Три…
Мужчина молчит. Он ждет пока уйдет гость. Так надо. Но вежливая улыбка не сходит с его лица. Нельзя было терять маску. Нельзя было обнажать свои чувства перед чужими. Да, этот гость был чужой ему. Abigel это знал. Все были чужими. Даже Бог был чужим. Был только один человек… Да, тот, кто был родным. И он сейчас стоял около окна. Но мужчина ждал. Пока было не время говорить. Пока было время тишины. Тихий щелчок. Это закрывается дверь. Но он все ждет. Ждет других слов. Он был терпелив. Работа научила этому. Ждать и чуть постукивать носком ботинка. По привычке. Раз. Два. Три. И первые шаги его кукловода навстречу. Радоваться. Нет. Жуткое предчувствие сжимает сердце мужчины. Что случилось? Что? Хотелось прокричать эти слова, но тишина все звенела. Нельзя. Remudo должен сам все рассказать. Но пока что только его рука касается скулы мужчины. Мягкая улыбка скользит по его губам. Открытая. Можно было не скрываться. Взгляд из-под ресниц. Дальше? Да. Интуиция никогда не подводила. Еще несколько секунд. И он уже оказывается чуть прижат к кукловоду. Замереть. Анализируя свои ощущения. Они были странными. Как всегда. Некоторая доля боязни физического контакта и ожидания чего-то. Но чего? Мужчина усмехается. Одними глазами. Нельзя. Это слово правит этим балом. Еще чуть-чуть и все будет рассказано. Да. Что-то ужасное. Одна его часть боится этого, а другая смиренно ждет. И смотрит через призму льда. Вдох. Выдох. Он ждал. И вот первое слово. Такое знакомое. Нет, пока что прикосновения. Remudo. Он касался кончиков носа его шеи. Веселая улыбка скользит по губам. А в глазах мелькает смех. Вдруг захотелось смеяться. Неудержимо. По-детски. Во весь голос. Но только руки обнимает в ответ талию кукловода. То ли давая понять, что он тут. То ли неосознанно. Хотелось…
Нет!
Подрагивающие плечи. Слезы на дорогом лице. Коленопреклоненная фигура. Перед глазами мелькают белые пятна. Руки сжимаются в кулаки. Страх. Страх душит его. Сбивается дыхание. Мужчина вздрагивает, но уже наклоняется и нежно берет его лицо. Улыбаясь. Плачет ли он? Нет. Слез давно не было. Только печаль в его льдистых глазах и еще какое-то странное чувство. Он не осуждает. Только крепко прижимает к себе и тянет на пол. Сесть. Полностью.  Чтобы посмотреть в лицо и сказать кукловоду единственную фразу. Заготовленную на этот момент.
- Ты не виноват.
Сухими губами. Дрожащими пальцами. Он не боялся своего кукловода. Он всего лишь боялся своих воспоминаний. Того блеска лезвия. Того алчного взгляда. Все это, как клеймо на белоснежной коже. Вдох. Надо было говорить. Это ничего не значило. Для него. Пусть. Пусть. Самое главное, чтобы он был невредим. Белоснежная улыбка. И легкий поцелуй в лоб. Remudo все еще крепко прижат к телу марионетки. Он не хочет его отпускать. Да. Это желание было сильно. Очень. Самое сильное, что когда-то с ним бывало. Но губы… А губы шептали. Тихо. Методично. Как во сне.
- Это ничего не значит. Просто меня не было рядом. Ты не виновен. Понял?
И кто безумен? Мужчина, который верит, что его кукловод невиновен. Или тот, кто делает это ради своей марионетки? Но ужаса не было. Только какое-то чувство. Неправильное? Нет. Правильное. Все так и должно происходить.
Раз. Два. Три.
- Все хорошо…
Почти шепот. Но кому он предназначался, всегда услышит. Всегда…

0

29

Мог ли кто-либо познать, как сильно можно чувствовать, как ярко ощущать каждое прикосновение, как звонко слышать голос и считать его самым прекрасным, как смотреть и не мочь отвести взгляд, как не представлять и минуты без мысли о этом человеке? Кровные узы, брачные узы - всё это ничто, по сравнению с узами кукловода и марионетки, с узами, что связывали этих двоих. Но ведь не только в них было дело. Ремудо решил для себя, что всегда будет рядом с Абигелем ещё задолго до того, как они познали, кем являются друг для друга. Поэтому, это было лишь дополнением, возможностью лучше понимать и чувствовать друг друга. И Рэйн был благодарен. Да, он был благодарен каждый тот день, что он просыпался. Каждый раз он читал молитву и благодарил Бога за этот дар, за то что он подарил ему его вторую половинку. И каялся...просил прощения за все те грехи, что он совершает. Но главное прощение было для него далеко не в Боге, а в человеке, что сейчас стоял перед ним.
Мужчина часто моргал, стряхивая с ресниц слёзы, но те катились всё сильнее и сильнее. И ком в горле. Такой, что невозможно дышать. И страх. Всеобъямлющий, цепляющий свои липкие лапки даже  за самые тёмные уголки души.
Ремудо начало трясти, всё сильнее и сильнее, пока он не ощутил прохладные пальцы марионетки на своих щеках, что упрямо заставляли поднять голову, как врач и поступил.
Абигель улыбался. Как же он улыбался. Увидев эту улыбку, сразу забывались все проблемы. Хотя, возможно, так считал только сам Ремудо. Но сейчас она была печальной. Кукловод знал, что это из-за него. Он должен был успокоиться, чтобы не заставлять Абигеля печалиться. Он обязан защищать его даже от самого себя.
Тёплые объятия и поцелуй в лоб. Как покойника? Нет, таких мыслей даже не было.
Руки Рема вернулись на талию марионетки, снова обнимая его и прижимая к себе, а лицо так удобно прятать на изгибе плеча вохле шеи. И закрыть глаза, слушая слова, что так успокаивали.
Конечно, врач далеко не был идиотом и прекрасно понимал, что вся вина и ответственность за содеянное лежит на его плечах и только, но он не мог не верить словам марионетки.
На вопрос он несколько раз покивал, крепче сжимая стройное тело в своих руках.
Постепенно он успокоился и лишь редкое короткое вздрагивание напоминало о прошедшем проявлении слабости.
Рэйн глубоко вдохнул и выдохнул.
Иногда его посещали мысли о том, как прекрасно было бы слиться с Абигелем в одно существо. Так было лишь когда они сливались в зверя в бое...эти быстротечные минуты нирваны, хотелось чтобы они длились вечно. Так же иногда его посещали мысли о канибализме.. "высшее проявление любви. акт истиной любви" - вспоминалось в такие моменты. Мужчина понимал, что способен на это, но при том, он бы никогда не смог причинить марионетке боль.
Не произнося ни слова, он поднял голову, чтобы встретиться взглядом с глазами Росса. Молча, он смотрел в них несколько минут, никто не стал прирывать эту тишину.
А затем убрал одну руку с талии блондина и аккуратно  расстегнул ещё пару пуговиц на рубашку священника, дабы затем отодвинуть в сторону за воротник, оголяя левое плечо Абигеля.
Взгляду предстал давно знакомый и изученный шрам. Память о тех, кого кукловод ненавидел больше всего. Но сейчас он не хотел об этом думать.
Склонив голову, он припал губами к шраму, целуя повреждённую кожу легко и нежно.
- Абигель....- прошептал мужчина, лишь на секунду отвлекаясь от своего занятия.
Чуть подавшивь вперёд, Ремудо надавил на плечи Абигеля. Несильно, но ощутимо и настойчиво, пока священник не оказался на полу на лопатках, а врач всё так же самозаблевнно покрывал поцелуями его шрам.

0

30

[Sexual Revolution]

Что еще можно было прибавить? Мужчина не знал. Как всегда. Если кому-то он мог сказать слова утешения, то самому дорогому человеку нет. Почему-то они не могли сорваться. Были ли они ложью? Наверное. Когда не чувствуешь ничего и говоришь, это самая подлая ложь. Самая противная и самая привлекательная. Вот… Вот поэтому сейчас он только обнимает за плечи своего кукловода. Вот поэтому сейчас дает ощущать свое тело рядом с его телом. Слов не нужно было. Он и так поймет. Поймет без слов. Всего по одной улыбке. По одному взгляду. Мечта? Нет, реальность. За столько лет. За столько лет жизни вместе. За столько лет единого существования. Верил кто-то из них, что они могут быть по отдельности? Нет. Глаза сильно зажмуриваются. Нельзя. Нельзя. Нельзя было пропускать сквозь оболочку спокойствия страх. Нельзя. Губы на секунду сжимаются. Пока кукловод этого не видит. Секундная, но такая подлая слабость. Но он должен быть сильней. Сильней, чем камень. Сильней, чем обстоятельства вокруг них. Это жизнь. Вдох. Глубокий. И все переживания исчезают с лица мужчины. Он не мог их обнажить. Не в эту секунду. Сейчас он должен быть спокойный. Рациональным. Хотя этого так не хотелось. Детские страхи должны уже пройти. Пройти. Кричать? Нет. Только спокойно смотреть в его глаза. Такие живые в этот момент. Мужчина так их любил. Но только не этот момент. Момент осознания всепоглощающего ужаса, который уже ушел, но оставил после себя всполохи грязной воды. Хотелось умыться. Но нельзя. Только. Легкий кивок, что глаза закрывает челка. Рассмеяться. Тихо. И убрать ее с глаза. Чтобы не мешалась. Remudo. Он почти успокоился. Думал ли Abigel, что делает? Нет. Никогда. Он знал, что надо, а «почему?» не знал. Так надо. Вот и вся присказка. Надо. Как много в этом слове. Что оно сейчас сжимает горло. Не дает говорить. Они смотрят друг на друга. Молчат. Угнетали ли это его? Нет. Только постепенно печаль уходила с лица. Так всегда было. Он не мог печалиться. Не мог чувствовать более глубокие эмоции к кому-то. К кому-то чужому и незнакомому. Вдох. Выдох. И тихие слова. На действия кукловода. Всегда. Всегда. Он боялся. И не любил, когда тот смотрел на этот шрам. Эти воспоминания….
- Remudo…
Совсем тихо. Что можно подумать, что ничего не было произнесено, но загнанный страх в глубине глаз выдавал мужчину с головой. Он боялся этого шрама. Боялся на него смотреть. Клеймо. Вот как он про себя его называл. Гнусное. Такое неправильное. Такое обжигающее. Вдох. Замирание и напряжение всего тела. Но вместо пальцем шрама касаются губы. Глаза удивленно смотрят. Они не понимают. Он не понимает. Что? Зачем? Мысли путаются. Невидящий взгляд оббегает всю комнату, но ничего не находят. Почему? Мысль сбивается. И с губ срывается непонятный звук. То ли заглушенный крик. То ли еще что-то пострашней. Хотелось оттолкнуть, но руки прижимают еще сильней к себе тело кукловода. Глаза на секунду закрываются. А губы… А они тихо шепчут. Как неуверенный юнец в минуты первого свидания.
- Re…?
Только половина имени. Но тихим и бархатистым голосом. Знал ли кукловод о таких интонациях в давно известном ему голосе? Нет. Нет. Как и сам Abigel. Все это ново, что мысли сбиваются в кучу. Но…
Но уже тело оказывается прижато к полу. В глазах странная пелена. Страха. И…
- Нет…
Или все-таки «да»? Мужчина не знал. Или знал? Но почему он его не отталкивал? Почему…?
Нет. Нельзя. Только руки еще сильней сжимаются. Давая понять, что Abigel не знает, что делать. Как всегда. Нет. Только не в этот раз. Такого никогда не было. Только. Только. Что это? Он не знал. Он впервые чувствовал это. Впервые его посещали такие чувства. Он…

0


Вы здесь » Школа Нитей судьбы » Комнаты учителей » Ремудо Рэйн + Abigel M. Ross.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC